Школа

Совместное или раздельное? (часть 1)

Совместное или раздельное? (часть 1)

22 февраля 2016

Выдающийся отечественный философ и социолог Игорь Семенович Кон заканчивает новую книгу: "Мальчик - отец мужчины". Публикуемые здесь фрагменты одной из глав не могут, разумеется, дать представление о богатстве идей и фактического материала, содержащегося в книге, которая рискует стать бестселлером. Но тема, затронутая в этих фрагментах, интересна и сама по себе; она достаточно широко обсуждается и в педагогических кругах, и родителями; ей посвящены многочисленные научные исследования.

Один из важнейших вопросов, связанных со школьным образованием, - плюсы и минусы совместного (смешанного, разнополого) и раздельного (однополого) воспитания и обучения мальчиков и девочек. По этому поводу идут жаркие идеологические баталии и научные споры.
Некоторым противникам совместного образования, вроде российского офтальмолога В. Ф. Базарного, в этом вопросе все ясно:

"Общеизвестно, что личность у девочек формируется ощутимо раньше, чем у мальчиков. То есть будущие хранительницы домашнего очага и продолжательницы рода в первый раз в первый класс идут в личностном плане куда более зрелыми, чем те, кому самой человеческой природой предназначено быть носителями мужества, воли и силы духа.

Параметры же психики мальчиков этого возраста таковы, что в качестве более сильных не воспринимают они разве что сопливых малышей. Остальные же: мама, бабушка, учительница, ровесницы-одноклассницы для них - безусловное "лекало". И нетрудно заметить, что "лекало" это преимущественно женское. А раз так, то и неудивительно, что все реже и реже видим мы в наших мальчишках стремление быть сильными и смелыми, рисковать, бороться, искать, найти и не сдаваться. И все чаще замечаем в ком-то из них стремление быть прилежным, старательным, усидчивым; в ком-то - выраженное желание услужить-удружить, понравиться; в ком-то - осторожность и даже боязливость.

Все чаще видим мальчиков, играющих в "девчачьи" игры, отрабатывающих "девчачью" модель поведения. А в итоге, когда те же мамы, бабушки, учительницы, одноклассницы, страна, наконец, почему-то вдруг начинают требовать от этих "белых и пушистых" проявлений "не мальчика, но мужа", они, недоумевая, обнаруживают рядом с собой "голубых", "отказников", бегающих от алиментов отцов, откровенных подлецов да предателей.

...Ученые считают, что так выглядит результат подавления и нейтрализации мужских задатков на генетическом уровне. Ученые не только российские, потому как противоестественные эти тенденции отмечаются сегодня во всех когда-то вставших на путь "бесполого" обучения детей странах. У мальчиков, юношей, мужчин на протяжении всего периода такого воспитания отмечается постепенное разрыхление мужской Y-хромосомы и перерождение ее в женскую Х-хромосому. У мужчин каждого последующего поколения отмечается все меньшее количество семени, и в плане детородности оно оценивается как все менее эффективное. А во внешности, поведении и организации жизни представителей сильного пола (на всех ее уровнях) все больше просматривается нечто женское".

Здесь стоит напомнить, что термин "гендер" был введен в науку для того, чтобы отграничить социокультурные грани взаимоотношений мужчин и женщин от природных.

Оставим хромающие хромосомы генетикам и посмотрим, о чем реально идет спор. За и против совместного и раздельного обучения выдвигаются разные типы аргументов.
1. Религиозно-философские - что больше соответствует предначертаниям Бога и сущности человека?
2. Историко-социологические - какой тип образования больше распространен исторически и с какими социальными факторами это связано?
3. Психофизиологические - какой тип обучения наиболее соответствует природным особенностям мальчиков и девочек и благоприятствует их индивидуальному развитию?
4. Социально-педагогические - какой способ обучения больше соответствует задачам, которые ставит перед школой современное общество, и какие методы обучения при этом более эффективны?
5. Ссылки на личный опыт - насколько хороша (или плоха) была моя (совместная или раздельная) школа и почему следующие поколения должны (или не должны) строить образование своих детей по этому образцу?

Первый тип аргументов в устах директора одной московской школы звучит так: "Мужчина и женщина - это два разных мира. У них по природе разные задачи и назначение. Предназначение мужчины - быть воином, охотником, с точки зрения сегодняшнего дня - хорошим, заботливым отцом. Предназначение женщины - быть матерью".

Эти аргументы я обсуждать не буду. Лично мне Господь своих планов не открывал, и даже если Он в самом деле предназначил Адаму быть воином, то в Писании этого почему-то не сказано. О том, что воины - самые внимательные отцы, я тоже ничего не слышал; боюсь, что у них нет на это времени, к тому же они рано уходят из жизни - работа у них такая. Что же касается женских ролей, то за 80 лет жизни в России я не встретил ни одной неработающей женщины. Видимо, школа должна готовить их не только к материнству. Философские теории природы человека и теории тендерного развития достаточно многообразны, я писал о них в других местах, а здесь ограничусь более конкретными историко-социологическими и психолого-педагогическими сюжетами.

Если рассматривать историю социализации детей абстрактно, то древнейшей, самой распространенной и "естественной" ее моделью, безусловно, является тендерная сегрегация. Однако нужно различать спонтанную сегрегацию, которую мальчики и девочки осуществляют по собственному почину, и принятую в данном обществе более или менее сознательную систему тендерной социализации. Первый феномен практически универсален, психологи недаром говорят о существовании двух разных культур детства, в которых формируются и закрепляются те свойства, с которыми обычно ассоциируются маскулинность и фемининность.

С обучением и образованием дело гораздо сложнее. Если не во всех, то в подавляющем большинстве древних обществ мальчиков и девочек готовили к принципиально разным видам деятельности. Тендерные роли и различия старались закреплять с раннего детства, а индивидуальные вариации и нарушения тендерного порядка подавляли и искореняли. Там, где трудовая и общественная деятельность была исключительно мужской прерогативой, внесемейное обучение существовало только для мальчиков. Обучение девочек проходило исключительно в семье или в рамках женской половины дома. Когда появилось общественное образование - школа, оно было исключительно мужским. Девочек к нему стал и допускать только в XIX веке, причем женские школы готовили исключительно к семейно-домашним функциям. Объективной социальной предпосылкой массового школьного, а затем и высшего образования женщин является вовлечение женщин в трудовую и общественную деятельность. В обществах, где мальчиков и девочек готовили к разным видам деятельности, раздельное обучение (и даже полное отсутствие женского образования) было функционально оправдано. Это касалось и содержания, и методов обучения.

Современное общество несовместимо с жесткой тендерной стратификацией. Наши социальные роли, профессии и т. п. становятся все более гендерно нейтральными и сменными. Дифференцировать по половому признаку содержание образования, не изменив существующей системы общественного разделения труда, невозможно, а методы обучения тесно связаны с его содержанием (математика и домоводство преподаются по-разному). В этих условиях совместное и равное обучение представляется социально более функциональным, чем раздельное, а "тендерная педагогика" ориентирована не на увековечение традиционных нормативов, а на их изменение.

В России сейчас модно апеллировать к тому, как воспитывали детей наши предки. Молчаливо подразумевается, что "чужие" предки своих детей не воспитывали или воспитывали неправильно. Но в данном случае, как и во многих других, "наши" предки не сильно отличались от соседских.

Женское образование как самостоятельная отрасль образования, связанная с тендерной сегрегацией и неравноправным общественным положением женщины, всегда было маргинальным. В античном мире девочки воспитывались в семье. В средние века, начиная с VIII века, при женских монастырях открывались школы, готовившие девочек к пострижению в монахини. Позже там стали воспитывать и знатных девочек, которых готовили к роли жен и матерей. (Так было и в Киевской Руси.) В школах при монастырях обучались не только послушницы, но и мирянки.

В эпоху Возрождения качество семейного образования дворянских девочек заметно улучшилось. Некоторые из них были не менее образованы, чем их братья, однако практически применить эти знания им было негде. Лишь немногие просветители считали нужным сделать мужское и женское образование одинаковым. В конце XVIII - первой половине XIX века в Европе появляется множество разнообразных женских школ, но девочки учились отдельно от мальчиков и по другим программам. Лишь по мере вовлечения женщин в общественный труд и появления женского освободительного движения последовательно, одна за другой, возникают идеи всеобщего, одинакового для мальчиков и девочек, и, наконец, совместного образования. Все три идеи вызывали жесткую оппозицию.

Не вдаваясь в терминологические нюансы, совместным, или смешанным, обучением, в отличие от раздельного, однополого, называется обучение мальчиков и девочек в одних и тех же учебных заведениях. Первые смешанные классы создавались в начальных школах исключительно из соображений экономии средств, только для крестьян и вообще для бедных; для аристократии или буржуазии это было неприемлемо. В Западной Европе совместное обучение появилось после Реформации, некоторые протестантские группы поощряли девочек изучать Библию вместе с мальчиками. Эта практика была шире всего распространена в Шотландии, северных районах Англии и в американских колониях.

Во второй половине XVIII века девочек постепенно стали допускать и в городские церковные школы. В Соединенных Штатах после Американской революции почти все бесплатные начальные школы были совместными, а к началу XX века совместными были 70 процентов американских колледжей. После принятия в 1972 году закона, запрещающего дискриминацию по половому признаку в образовательных программах, государство стало финансировать только смешанные школы и учебные заведения.

В Западной Европе образовательная система оставалась более разнообразной. Самыми последовательными сторонниками смешанного обучения в начальной и средней школе были скандинавские страны. Напротив, в Германии вплоть до последних десятилетий XIX века девочки практически не могли получить среднего образования. В Великобритании большинство начальных и средних школ стали совместными лишь в XX веке. Во Франции до конца XIX веке нормой считалось раздельное обучение, которое жестко отстаивала католическая церковь.

Главными аргументами против совместного обучения были: забота о сохранении нравственности; представления о том, что у мальчиков и девочек разные способности; убеждение, что им предстоит разная жизнедеятельность.

Принципиально тоже самое происходило в России. В допетровскую эпоху хорошее домашнее образование было доступно лишь девицам из самых знатных семей, причем все зависело от усмотрения отцов. При Петре I открылись первые частные школы для девочек, а монахиням было предписано обучать грамоте сирот обоего пола, а девочек, "сверх того, прядению, шитью и другим мастерствам". Но настоящего образования девочкам не давали, считая, что место женщины - у домашнего очага, под покровительством отца или мужа; образование может лишь испортить её характер.

Больше всего сделала для развития женского образования Екатерина II. Началом общественного женского образования считается открытие в 1764 году в Санкт-Петербурге по проекту И. И. Бецкого Воспитательного общества благородных девиц и при нем - отделения для девиц мещанского звания. С 1786-го создавалась также сеть начальных школ совместного обучения, но их было мало. Что касается среднего образования, то оно было безусловно раздельным и сословным.

В первой половине XIX века для девочек привилегированных сословий предусматривалось "светское" образование в виде Институтов благородных девиц. Главнейшей задачей провозглашалось воспитание "добрых супруг, хороших матерей и хороших хозяек". Цель воспитания девиц "заключается в приготовлении их к добросовестному и строгому исполнению предстоящих им обязанностей, дабы оне со временем могли быть добрыми женами и полезными матерями семейств". Работать они могли только гувернантками. К высшему образованию женщины не допускались.

Однако с течением времени положение менялось. Вокруг проблем женского образования во второй половине XIX века шли яростные споры. Либералы-западники ратовали за допуск женщин в университеты. Славянофилы были категорически против, считая, что образование подрывает женскую нравственность и здоровье. Насмешки над стрижеными и вульгарными курсистками - любимая тема мужского фольклора. "Мы не верим, чтобы человек, серьезно преданный науке, захотел присутствия женщин и девиц на своих лекциях в университете... Требовать допущения девиц в университет могут только молодые, очень молодые студенты (с их стороны это понятно!) и те, которые волочатся за популярностью...", - писал в 1862 году И. С. Аксаков.

Короче говоря, традиционное образование было раздельным не потому, что этого требовали неодинаковые способности мальчиков и девочек, а потому, что оно обслуживало тендерный порядок, основанный на жестком разделении труда между мужчинами и женщинами, причем образование, политическая власть и внесемейный труд были исключительной привилегией мужчин.

Ослабление и ломка этого порядка закономерно вызвали к жизни новый тип школы, причем сначала создавались институты светского женского образования и лишь после этого - совместное обучение. В настоящее время смешанные школы численно преобладают во всех развитых странах, однополые учебные заведения большей частью являются частными, военными или церковными, или предназначены для специфического контингента учащихся.

Переход от раздельного обучения к совместному означал появление новых проблем и трудностей.
Прежде всего - для учителей. При раздельном обучении школьный класс состоит из более или менее одинаковых по хронологическому возрасту, но очень разных по своей подготовке и уровню индивидуального развития учеников. При совместном обучении эта неоднородность усугубляется. Девочки и мальчики развиваются и созревают разновременно, у них разный энергетический потенциал, неодинаковые интересы и мотивация, они по-разному реагируют на наказания, поощрения и стресс. Это ставит перед учителем вопрос: как учить и на кого равняться? Чем разнороднее класс, тем труднее учителю, хотя эта разнородность может быть и стимулом.

Трудности возникают и у мальчиков. Положение и влияние девочек в школе и в классе неоднозначно. С одной стороны, присутствие девочек в какой-то степени смягчает мальчишеские нравы, в совместной школе мальчики меньше дерутся, больше следят за своим языком и манерами. С другой стороны, девочки отвлекают их внимание от учебы и усиливают, особенно в переходном возрасте, их внутригрупповую конкуренцию.
Речь идет не только об индивидуальных, но и о межгрупповых отношениях. Хотя для мальчика референтной группой, то есть главной группой, с которой он себя соотносит, всегда бывают другие мальчики, роль девочек очень велика. Девочки не только постоянный, причем в любом возрасте, объект мальчишеских интересов и вожделений, но и важная автономная группа, значение которой с возрастом увеличивается. Девочки занимают центральное место в разговорах, сплетнях и общении мальчиков-подростков не только и не столько из-за "бушующих гормонов". Иметь "свою девочку" - значит повысить свой статус среди мальчиков. Только очень высокостатусный мальчик может позволить себе общаться преимущественно с девочками, не становясь предметом насмешек со стороны сверстников. Дружбу с девочками обязательно нужно уравновесить чем-то сугубо маскулинным, например физической силой или спортивными достижениями.

В то время в старших классах умение контактировать с девочками становится для мальчика огромным плюсом и предметом зависти со стороны авторитетных для него сверстников. Девушки, которые раньше смотрели на мальчика свысока, теперь охотно с ним общаются, и уже этого одного достаточно для повышения его статуса в собственной среде. Но чтобы выработать соответствующие коммуникативные навыки, мальчик должен был общаться с девочками и раньше, когда это не было так престижно. Преуменьшение этого интереса не более, чем защитный механизм, чтобы угодить ровесникам.

Между мальчиками и девочками идет постоянная борьба за лидерство. На уровне официальных, курируемых взрослыми организаций ее чаще выигрывают девочки. Не столько потому, что они раньше созревают, сколько потому, что их социальная активность обычно имеет более конструктивный, просоциальный и прошкольный характер. Крометого, учительницам с ними легче управляться. В советское время от двух третей до трех четвертей всех секретарей школьных комсомольских организаций составляли девочки. Властные и одновременно послушные взрослым девочки-подростки (самый яркий художественный портрет этого типа девушек написал Александр Володин в рассказе "Твердый характер" (1955 год) подавляли спонтанную, неорганизованную мальчишескую энергию, вытесняя мальчиков на периферию официальной школьной жизни в различные неформальные уличные сообщества.

Еще сложнее обстоит дело в классе, при общении лицом к лицу, когда социальные моменты неразрывно переплетаются с интимно-личностными. В каждом школьном классе, наряду с топ-мальчиками, существует группа топ-девочек, признание которых для мальчика очень важно. Девочки предпочитают в первую очередь тех мальчиков, которые пользуются наибольшим авторитетом в мальчишеской группе, но престиж мальчика в мальчишеской группе сильно зависит от его успеха у девочек.

Социально-педагогическая статистика и исследования, основанные на наблюдениях, не подтверждают упрощенных теорий об однозначных учебных преимуществах мальчиков над девочками или наоборот.

Пресловутое "отставание мальчиков" способствовало появлению на Западе общественного движения за возврат школы к системе раздельного обучения мальчиков и девочек. Как и все подобные инициативы, это движение противоречиво.

С одной стороны, за ним стоит социальный консерватизм, протест против идеи тендерного равенства и стремление вернуться к патриархальному прошлому. Эта тенденция особенно заметна в США, где переход от раздельного обучения к совместному было осуществлен наиболее радикально.
Заметную роль в спорах о плюсах и минусах раздельного обучения играют также групповые интересы занятых в нем учителей. Преподаватели однополых школ, естественно, стремятся доказать, что они успешнее своих конкурентов. Это вызывает острую полемику. Так, Синтия Холл, президент британской ассоциации частных женских школ, сообщила, что без мальчиков девочки чувствуют себя свободнее и потому лучше успевают не только по "женским", но и по "мужским" предметам. Однако руководитель Национальной ассоциации директоров школ Дэвид Хартэти доводы отклонил, назвав их "пропагандой".

Преимущества раздельного обучения энергично отстаивают и руководители мужских школ, основавшие в 1995 году Международную коалицию школ для мальчиков в целях "воспитания и развития мальчиков, профессионального роста тех, кто с ними работает, и защиты и прогресса школ для мальчиков". Такие школы, говорят они, позволяют мальчику быть самим собой, а поскольку мальчики и девочки - разные, им нужны и разные методы обучения.

Что говорят на сей счет сравнительные научные исследования? Вопрос непростой. Многие исследования, проведенные на Западе, констатировали, что в однополых школах успеваемость выше, чем в совместных. Но однополых школ мало, почти все они - частные, там учатся дети более богатых родителей, лучше оборудование, меньше учеников в классе и т. д. Сравнивать их показатели с показателями массовой государственной школы социологически некорректно. Оценки учеников и учителей также односторонни: и те, и другие, как правило, оценивают собственное учебное заведение выше остальных. Особенно сильна эта установка в ретроспективных ученических оценках. Что пройдет, то будет мило... Даже тот, кому в школе было плохо, не сомневается в том, что в конечном итоге он "стал человеком", а что было бы при другой системе образования-неизвестно. Дальше возникает вопрос, кому именно "лучше" в однополой школе - мальчикам или девочкам, как варьирует их успеваемость по разным учебным предметам и т. д. и т. п.

Опыт однополого обучения в рамках совместной школы, безусловно, заслуживает серьезного внимания, но психолого-педагогические вопросы - как лучше учить мальчиков и девочек?- тесно связаны с многочисленными проблемами.
Здесь нет возможности остановиться на всех исследованиях этой темы, их слишком много. Но общие выводы ясны.
1. Общество и школа столкнулись с новой серьезной социально-педагогической проблемой.
2. Защитники однополых школ, классов и уроков не призывают общество вернуться к традиционному тендерному разделению труда, что предполагает разное по форме и содержанию образование для мальчиков и девочек. Как и их противники, они выступают против жестких тендерных стереотипов. Спор идет о том, как лучше этого достичь.
3. Ни один серьезный ученый не постулирует существования особого, исключительно "мужского" или "женского" стиля мышления, под которое нужно подстраивать учебно-воспитательный процесс. Наоборот, все говорят об учете индивидуальных и социальных различий.
4. Имеющиеся эмпирические данные свидетельствует о пользе раздельных уроков по гендерно-чувствительным предметам. Выделение постоянных мужских и женских классов в рамках единой общеобразовательной школы остается спорным, большинство специалистов эту идею не поддерживает. Идея тотальной тендерной сегрегации, по типу мужских и женских школ, сегодня, как и во второй половине XX в., остается маргинальной и поддерживается преимущественно консервативно-религиозными кругами. Чаще всего речь идет не о раздельных школах, а об учебных классах по некоторым предметам.
5. В научной социально-педагогической и психологической литературе, в отличие от конфессиональной, эти проблемы рассматриваются в контексте общей тендерной проблематики и перспектив общественного разделения труда. Разговоры о тотальной сегрегации образования, потипу "мальчики - налево, девочки - направо" ни психологами, ни социологами всерьез не принимаются.
Продолжение следует...

Игорь Кон
"Семья и школа" № 2, 2009

 Обсудить эту статью вы можете на нашем форуме в разделе "Детская психология" и "Ребёнок от 7 до 16 лет"
 

Предложить новость

Мы принимаем публикации от читателей.

Статьи

Реклама