Роды

Роды: роль отца. Сочувствие? Пассивное наблюдение? Деятельная помощь?

Роды: роль отца. Сочувствие? Пассивное наблюдение? Деятельная помощь?

24 октября 2015

На Западе совместные роды давно стали вполне рутинной практикой; "оригинальничают" скорее женщины, категорически не допускающие своих мужей к таинству родов. 

На Руси же роды испокон веку были делом чисто женским: сама роженица, ее мать, повивальная бабка - вот традиционные участники этого табуированного для мужчин процесса.

Сегодня от женщин можно услышать самые разнообразные мнения, типологически сводящиеся к нескольким вариантам.

ВАРИАНТ 1

Увидит всю «кухню»: кровь, крики — разочаруется в «таинстве», а то и вовсе к другой сбежит. Да и вообще, «как после всего этого»…

ВАРИАНТ 2

К чему травмировать его психику? Да и чем он мне поможет? Лучше я сама — спокойней будет.

ВАРИАНТ 3

Если любит, будет рядом. Если не пойдет со мной на роды — значит себя все-таки больше любит. Отличный случай проверить его чувства!

ВАРИАНТ 4

Муж для чего? Чтобы в «нештатных ситуациях» рядом был! Чтобы все под контролем держал, команды давал! (К тому же неплохо бы ему воочию увидеть, чего нам, женщинам, все это стоит!)

Ну а что думают на эту тему сами мужья? Незнакомое и запретное чаще всего вселяет трепет и даже страх. Именно поэтому столь многих российских папаш предложение «родить» собственное чадо вместе с женой и по сей день приводит в содрогание. Конечно же, решение о совместных родах принимают двое, и решение это зависит от множества обстоятельств — от характера каждого из супругов, взаимоотношений в семье, работы мужа и т.д. и т.п. И все же хотелось бы хоть немного приподнять многочисленные покровы таинственности и запретности, которыми издавна был окутан процесс родов для мужской части нашего населения. Наш корреспондент собрал за чашкой чаю троих «рожавших пап», которые охотно поделились с нашими читателями своим «родовым» опытом.

Представим участников нашего чайного стола.

Михаил, 41 год, отец троих детей. Двоих младших (сыну три года, дочери два с половиной месяца) «рожал» вместе с женой.

Денис, 38 лет. Сынишке шесть. Денис собственноручно обрезал пуповину своему первенцу.

Федор, 31 год. Сыну шесть лет, дочке три года. Оба родились в присутствии и при деятельном участии папы.

Корреспондент журнала 9 МЕСЯЦЕВ (9М).


9М: Располагайтесь поудобнее, господа. На повестке дня у нас один-единственный вопрос: «Необходимо ли присутствие отца ребенка при его рождении?». Как вы думаете, идея совместных родов, как их принято сейчас называть, кому изначально принадлежит — мужчине или женщине?

МИХАИЛ: Думаю, что почти наверняка — мужчине! Мужчина ведь всегда делает вид, что голова — это он, а крутит ею шея — т.е. женщина. Это льстит женщине. Очень! А надо было ему это из эгоизма. Для того, чтобы успокоить жену во время беременности («все под контролем дорогая, я буду там») и получить в семье более спокойную обстановку. Вот оно основное соображение! Покой жены! Сказал, что рядом будешь, и проблем нет — рожать, конечно, по-прежнему жене, но вроде как и муж при деле. Ну, а если без шуток, то решает этот вопрос обычно жена, и инициатива исходит, как правило, от нее!

9М: Ну а кто был инициатором совместных родов в ваших семьях?

ДЕНИС: Вы знаете, решение было настолько единодушным, что теперь очень сложно вспомнить, кто первый произнес ключевую фразу. Кажется, все-таки жена. А вообще-то так получилось, что большинство наших знакомых супружеских пар рожали вместе, мы считали это нормальной и полезной практикой еще задолго до беременности жены, поэтому вопрос, рожать вместе или «порознь» особенно не обсуждался.

ФЕДОР: Мы с женой рожали дома. О домашних родах знали за несколько лет до рождения нашего первого ребенка, и оба решения (о том, что будем рожать дома и вместе) единогласно приняли заранее.

9М: Вы тоже рожали дома?

МИХАИЛ: Нет, мы не сочли возможным так рисковать. Мы заранее выбрали роддом, заключили с ним договор и рожали там.

Денис: Мы действовали аналогичным образом — и из аналогичных соображений.

9М: Я лично знаю семьи, где, услышав от жены предложение «порожать» вместе с ней, муж либо твердо отказывался, после чего надолго замыкался в себе, либо произносил фразу типа: «Если ты настаиваешь, дорогая, я, конечно, могу. Только не вижу, чем я смогу тебе помочь»…

МИХАИЛ: Если жене и в самом деле необходимо присутствие мужа на родах, она найдет способ обеспечить его дипломатично, не оказывая видимого давления на супруга. По-моему, прекрасной половине не следует ставить вопрос о присутствии мужа на родах ребром. Следует подготовить мужа к этому постепенно, мягко, играя, как всегда, на самых уязвимых свойствах его натуры…

ФЕДОР: Я считаю, что реплики типа «Чем я могу помочь?» — классическая отговорка матерых эгоистов. Во время родов я никоим образом не ощущал себя праздным зрителем. Я был активным участником процесса. Причем так считаю не только я, но и моя жена. При первых родах схватки у нее длились около двадцати часов, и самым тяжелым моментом было, пожалуй, их окончание — начало потуг. Я все время был рядом, не позволял ей падать духом, изо всех сил старался поддержать в ней уверенность в том, что все идет так, как нужно… Ребенок родился с весом 4,5 кг. Роды окончились без разрывов и других механических повреждений…

ДЕНИС: Я не взялся бы с точностью определить свою роль: был ли я наблюдателем, «группой поддержки» или участником процесса — слишком много в тот момент было новых ощущений, но основное, конечно, это беспокойство за жену.

9М: Говорят, многие мужчины при виде родовых мук собственной жены теряют сознание или бывают очень близки к тому. С вами происходило что-нибудь подобное?

ФЕДОР: Нет, со мной ничего подобного не было.

ДЕНИС: Все мысли были сосредоточены на жене, так что не до обмороков было. Но вот когда все благополучно закончилось, некоторая «дрожь в ногах» все же присутствовала.

МИХАИЛ: А с чего, собственно, падать? Бывают, конечно, отдельные индивидуумы, которые принципиально падают в обморок при виде крови, но таких мужчин, насколько я знаю, ничтожно мало. А вообще-то если вы пользуетесь видеопрокатом, вам уже ничего не страшно. Поэтому, когда кто-нибудь говорит вам, что, мол, у знакомой муж при родах в обморок упал, знайте — это для красного словца, к правде жизни это никакого отношения не имеет! В роддоме всегда кругом врачи. Если, не дай Бог, какие-то трудности — есть всегда квалифицированная помощь! Конечно, для ребенка лучше бы, чтобы и детская реанимация на высшем уровне была, но с этим у нас пока неважно дела обстоят. Насколько я знаю, на всю Москву имеется лишь несколько роддомов с детской реанимацией.

ФЕДОР: Не знаю, что там с видеопрокатом, а вот видеосъемки родов — и отечественные, и зарубежные — мы с женой смотрели, так что оба более или менее знали, «на что идем».

9М: А нельзя ли с самого начала и поподробнее? Вот вы с женой решили рожать вместе. Каковы были ваши дальнейшие действия? Вы заключали какой-нибудь договор с роддомом на эту тему? Платили дополнительные деньги за свое присутствие?

ДЕНИС: Мы очень долго собирались, но пока гром не грянет, мужик, как известно, не перекрестится. В итоге разговоры с персоналом роддома, заключение контракта, подписывание бумаг и т.п. — все это происходило за сутки до родов. Присутствовать мужу на родах или нет — наше сугубо личное дело, и на сумму контракта с роддомом мое присутствие никак не повлияло.

9М: Федор, у вас роды происходили дома. Вам тоже необходима была какая-то предварительная подготовка (я в данном случае имею в виду исключительно формальную сторону: договоры, деньги и т.д.)?

ФЕДОР: Три последних месяца перед родами мы посещали курсы. Сразу же по приходе туда мы познакомились с нашим инструктором по родам и заключили с курсами контракт — в том числе и о присутствии и помощи инструктора при родах. Контракт, естественно, платный. Вопрос о моем присутствии при родах не обсуждался — считалось, что это само собой разумеется.

9М: Понятно. Что ж, настало «время Ч» — у вашей жены начались схватки. Что происходило дальше?

ДЕНИС: Когда вышла пробка, мы попросили нашего друга с машиной подежурить у нас, и как только схватки начались с достаточной интенсивностью, он отвез нас в роддом, с которым мы сутки назад заключили контракт. Надеяться на «казенную» доставку было нельзя: «скорая» везет в ближайший роддом, где есть место, — даже если это место в коридоре. Договариваться с ними в напряженных условиях начавшихся родов — довольно нервное занятие, и лучше позаботиться о транспорте заранее. Контракт, к сожалению, не предусматривал доставки роженицы в роддом. Они могли оставить жену у себя еще до начала схваток, но нам этого не хотелось. Приехали ночью, двери закрыты, нервы на пределе, звонит ли дверной звонок, не слышно. Первые слова, услышанные от нянечки в приемном покое, были: «Шляются тут по ночам всякие, ноги не стряхивают. Что с того, что деньги заплатили, — никаких вам это прав не дает»… Честно говоря, это здорово раздражает, ведь от нее в тот момент кроме выполнения ее непосредственных обязанностей и небольшой благожелательности ничего не требовалось. Дальше жену забрали на подготовку, а меня оставили в полном неведении и недоумении. Через некоторое время мне предложили раздеться, выдали халат, бахилы и провели к жене. Нас поместили в родильный бокс и ушли, сказав: «Если что — зовите». Если честно, я чувствовал, мягко говоря, растерянность. В соседнем боксе все время кричит женщина, и к ней никто не подходит. Мы тоже в гордом одиночестве. Что лично мне делать дальше — непонятно. В общем, ситуация не для слабонервных. Через какое-то время жена попросила позвать врача. Пришла сестра и констатировала, что «пора». Мне предложили перенести жену на родильный стол, что я и сделал. Дальнейшее мое участие сводилось к наблюдению и сопереживанию. Мне показалось, что времени все это заняло очень много, хотя на самом деле прошло, как оказалось, всего 15 минут. Сына положили жене на грудь, затем дали подержать мне, потом сказали, что ему холодно и его нужно погреть под лампой. Я сходил посмотреть, куда его унесли, и вернулся к жене. Когда все уже было нормально, меня слегка «повело», так что пришлось некоторое время посидеть. Затем жену и ребенка перевезли в отдельную палату. Я попрощался с ними и поехал домой.

9М: Что вы переживали за жену, понятно. А было ли чувство сопереживания с ребенком?

ФЕДОР: Было, и очень сильное. Меня не покидало ощущение, что он делает что-то очень тяжелое…

9М: Прошу прощения за банальный вопрос, но я просто не могу его не задать. Как вы считаете, ваше присутствие действительно помогло вашей жене?

МИХАИЛ: Лично я сначала думал, что будет просто интересно посмотреть на процесс рождения ребенка. Но оказалось, что пришлось кричать на собственную жену, и в итоге я толком-то ничего и не рассмотрел. То есть на самом деле я, конечно, не кричал, но весьма жестким голосом командовал: «не выдыхай воздух перед тем, как начинаешь тужиться, набери воздух и напряги живот — тогда все будет отлично» и т.п. Врач даже обратила на меня внимание, но сразу же заявила жене: «Правильно, мужа привела — значит, слушай!». Жена так и сделала, и тогда ребеночек-то и показался! До сих пор хожу очень гордый самим собой!

ФЕДОР: Конечно, помогло. Ни я, ни жена в этом не сомневаемся.

ДЕНИС: Не знаю, насколько помогло мое присутствие, но быть в этот момент в одиночестве, как женщина из соседнего бокса, наверное, очень плохо…

9М: Как вы думаете, присутствие при родах и сразу после них близкой (желательно — уже рожавшей) подруги или даже платной компаньонки, могло бы быть полезным роженице?

ФЕДОР: Категорически нет. Это мнение не только мое, но и моей жены, и других рожавших дома женщин, с которыми я обсуждал этот вопрос.

ДЕНИС: А мы с женой считаем, что присутствие близких весьма полезно: это немного дисциплинирует медиков и морально поддерживает рожающую женщину.

9М: И последний вопрос. Считаете ли вы, что присутствие при родах коренным образом изменило ваше отношение к ребенку (или ваши отношения с ребенком)?

ДЕНИС: Я доволен своими отношениями с ребенком, но мне очень трудно оценить, насколько это результат моего присутствия при его рождении. А вот с женой, мне кажется, нас это сблизило еще больше.

ФЕДОР: Лично я уверен, что участие в родах меняет психическое и гормональное состояние не только матери, но и отца. Как минимум, он никогда не посмотрит на своего новорожденного ребенка, как на «чурочку в пеленочке». Он ощущает ребенка своим с момента появления малыша на свет.

«9 Месяцев» №2-3 2001 г. 

_______________________________________________________________

 Обсудить эту статью вы можете на нашем форуме в разделе "Роды

Предложить новость

Мы принимаем публикации от читателей.


Реклама