Беременность

Беременность как способ шантажа

Беременность как способ шантажа

31 октября 2015

Что имеют в виду, когда говорят, что браки совершаются на небесах? Скорее всего, довольно простую, но не всегда очевидную истину: человеку не дано предугадать или вычислить, с кем ему (ей) необходимо вступить в брачный союз, чтобы обеспечить себе счастье "на всю оставшуюся жизнь".

Не секрет, что множество браков заключается по необходимости, в связи с наступлением беременности, что зачастую женщина - сознательно или неосознанно - допускает беременность, чтобы выйти замуж. Сколь удачным окажется такое замужество? Будет ли ребенок расти любимым и счастливым? И почему так распространен этот - на первый взгляд не очень-то нравственный - метод принуждения мужчины к вступлению в брак? Как оценивают свои действия сами женщины, провоцирующие такую ситуацию? Считают ли, что цель оправдывает средства? И вообще - что здесь средство, что цель? Кто виновник, а кто жертва? Мы хотим предложить вам рассмотреть эту ситуацию в несколько неожиданном, может быть, ракурсе - осмыслить ее как ШАНТАЖ.
Строго говоря, понятие шантажа может применяться в этом случае лишь условно, поскольку основной компонент классического шантажа — угроза — здесь ослаблен или вовсе отсутствует. Однако использование женщиной своего положения как средства давления на окружающих, навязывания им своей воли, достижения своих целей, на наш взгляд, дает достаточные основания для разговора именно о шантаже.

Своими соображениями по этому поводу с читателями журнала делится доктор психологических наук, профессор, зам. зав. кафедры общей психологии и истории психологии Московской гуманитарно-социальной академии Галина Филиппова.

СВЕЖИЙ ВЗГЛЯД НА БАНАЛЬНУЮ СИТУАЦИЮ
Попробуем взглянуть на достаточно банальную ситуацию под не совсем привычным углом зрения. Женщина стремится забеременеть, чтобы женить на себе мужчину. Она с помощью определенных действий принуждает к чему-либо другого человека, рассчитывает получить какую-то выгоду. В общем, к ее действиям вполне подходит определение шантажа. Попытаемся разобраться, с какими особенностями женского мировосприятия связаны такие действия, что женщину на это толкает, как она просчитывает, чем мотивирует, а подчас и оправдывает свое поведение. Ситуация эта достаточно типична, чтобы позволить некоторые обобщения. Сразу оговоримся, что разочаруем тех, кто ожидает захватывающих похождений брачной аферистки. Криминальных приключений не будет. Мы обсуждаем довольно распространенную ситуацию, в которой ни один юрист не усмотрит состава преступления. Практически всем нам приходится и навязывать другим свои интересы, и подвергаться воздействию чужой воли. Эти ситуации обычны и, пожалуй, не так уж опасны. Мы привыкли воспринимать их достаточно спокойно и, наверное, правы; нельзя забывать лишь об одном: силы противоборствующих сторон должны быть равны. А в данном случае этого как раз и не случается: в шантаж вовлечен ребенок, и из средства шантажа он становится одной из сторон конфликта.

Для начала разграничим два случая — планирование беременности с целью шантажа и использование в этих целях уже наступившей беременности — и сосредоточимся прежде всего на первом. Женщина может планировать беременность не только сознательно, но и неосознанно. Часто случается, что женщины проявляют неожиданную инфантильность и допускают зачатие, попросту отказываясь от контрацепции, а потом какое-то время игнорируют признаки беременности, как бы не узнают их, и не делают аборт. При подробном анализе их поведения нередко можно выявить мотивы, сходные с шантажом. При этом чаще всего они не осознают себя шантажистками. Однако само стремление женщины скрыть от себя мотивы своего поведения свидетельствует о том, что в глубине души она способна осознать неблаговидность той роли, которую собирается играть. Как правило, угрызения совести в таких случаях бывают связаны с мужчиной, в то время как в первую очередь здесь следует подумать о ребенке. Содействие психолога поможет женщине по-иному взглянуть на создавшееся положение. Правда, психолог начнет работать с этой ситуацией лишь в том случае, если женщина ощущает дискомфорт, но не понимает его природы. Тогда задача психолога — показать неправомерность использования беременности как средства достижения каких бы то ни было целей, научить женщину воспринимать ребенка как самостоятельное существо.

Кто может оказаться объектом шантажа?
Возможно, это покажется неожиданным, но один из самых распространенных объектов шантажа, связанного с беременностью, — собственная мать. На это чаще идут женщины, испытывавшие дефицит материнской любви, внимания, доверия, уважения. Может показаться, что это скорее способ доказать матери: вот, я доросла до тебя. Но это именно шантаж — если понимать таковой как средство чего-либо добиться от другого человека. В данном случае женщина стремится добиться от матери признания себя самостоятельной личностью, вызвать у нее чувство вины (я буду лучшей матерью, чем ты), привлечь к себе ее внимание. Но каковы бы ни были движущие женщиной мотивы, ребенок для нее не обладает собственной ценностью, беременность в данном случае — лишь способ воздействия на мать: именно она должна подтвердить, что женщина чего-то достигла; другими словами, мать должна признать свое поражение. И когда женщина пытается с помощью рождения ребенка что-то доказать мужчине, это, в сущности, продолжение тех же игр: у нее нет других, более зрелых способов выяснения отношений, утверждения своего статуса, а представление об этом статусе формируется именно в раннем детстве во взаимоотношениях с матерью.

Но даже квалифицируя свое поведение как шантаж на вполне сознательном, а не подсознательном уровне, женщина может после наступления беременности оправдывать его интересами ребенка, убеждая себя, что ею движет желание «обеспечить» ребенку отца. В сущности, это проекция на настоящее ее собственного детства: у меня был отец, значит, по-другому нельзя. Или наоборот: у меня не было отца, значит, я любым способом должна добиться того, чтобы у моего ребенка он был. Но какой отец нужен ребенку? Любящий его мать, не так ли, ведь только тогда он будет хорошим отцом? Но такого человека нет нужды шантажировать. И потом, получается, что женщина заранее прогнозирует, что ее ребенок будет хотеть именно того, что она стремится ему обеспечить. Она не учитывает, что принимает решение за ребенка: это она уверена, что у ее ребенка должен быть именно такой отец. Но если отец не хочет ребенка, если его надо шантажировать, будет ли он тем отцом, которого хотел бы сам ребенок? Ребенку ведь нужен любящий отец, а не просто «мужчина в доме». Нет, таким способом женщина решает именно свои проблемы — и решает за счет ребенка. Чем опасен такой шантаж? Тем, что ребенок и после рождения продолжает служить все той же цели. А ведь ребенка мы рожаем не для решения своих проблем, а чтобы он был таким, какой есть.

Шантаж не удался. Что дальше?
Если цель не достигнута и брак не состоялся, возможны два сценария дальнейшего развития событий: либо обвинение ребенка в том, что он не выполнил своей миссии (может быть, неосознанное, но от этого не менее несправедливое), либо потеря интереса к нему. Он вроде не виноват, но матери больше не нужен. Она подсознательно будет считать его причиной своих разочарований. Теперь неудачливая шантажистка стоит перед выбором: прервать или сохранить беременность? Принять ставшего, в общем-то, ненужным ребенка или отказаться от него? Я как психолог не взяла бы на себя смелость что-либо тут советовать. Это одно из тех решений, которые человек должен принимать только самостоятельно.

Но вот в ситуации, когда мать планирует отказаться от ребенка, психолог может ей помочь (причем помочь вовсе не всегда значит переубедить). Эта тема — отказ от ребенка — достаточно исследована в психологии. Я придерживаюсь следующей позиции: если мать хочет отказаться от ребенка, надо помочь ей осознать все свои внутренние конфликты, все мотивы этого неимоверно ответственного шага и содействовать принятию осознанного решения. Если есть хоть какой-то признак того, что она колеблется, надо помочь ей проанализировать все возможные варианты и четко представить: у меня есть такой вариант, но я от него сознательно отказываюсь. Пусть она решит сама.

Если же мать все-таки приняла решение отказаться от ребенка, наша задача — помочь ей выйти из этого конфликта наиболее конструктивно, не допустив окончательного разрушения личности. Для женщины это всегда очень глубокие, деструктивные переживания, об этом свидетельствует и личностная диагностика. Задача психолога — помочь ей принять свою вину, если она считает это виной, решить, как она сможет ее искупить, укрепить в женщине убеждение в том, что она уже много сделала для ребенка, выносив его и сохранив ему жизнь. Однако для этого необходимо, чтобы она была уверена в том, что ребенку будет хорошо, а при нынешней процедуре усыновления, когда она не знает усыновителей и не может проследить дальнейшую судьбу ребенка, это практически невозможно.

И наконец, самый благополучный вариант: женщина оставляет ребенка себе. Но сможет ли она, сознавая, в общем, необходимость любить детей, полюбить вот именно этого. К сожалению, нередко случается так: если ребенок был лишь средством — шантажа, личного роста, чего угодно, — наступает момент, когда женщина понимает: я свои проблемы решила (или не решила и буду теперь решать их по-другому). А ребенок требует постоянного внимания, заботы, отдачи душевных и физических сил — это можно делать лишь для того, кто по-настоящему нужен и дорог. И тогда мать может просто отодвинуть его в сторону. Нет, не оставить — растить, заботиться о нем, но не любить и не ощущать к нему интереса. Это может выразиться в разных типах отвергающего материнского поведения — авторитарном, запугивающем, попустительском, — все зависит от особенностей женщины. Нередко внешне заботливая мать, казалось бы, все отдающая ребенку, на самом деле не расходует на него самого главного — душевных сил.

И опять-таки заметим: обычно это свойственно женщинам, пережившим подобного рода отношения с собственными матерями. Если мать женщины или кто-то другой в детстве дал ей почувствовать, как можно любить детей, если ее саму в детстве любили или она хотя бы видела, что каких-то детей любят, то после родов, а чаще всего еще во время беременности, она сможет осознать ценность ребенка и своего нового состояния, смирившись с утратой того, кого пыталась шантажировать.

Шантаж удался. Что дальше?
Но допустим, цель достигнута — брак заключен. Ребенок помог добиться этого. Станет ли он теперь желанным и любимым? Не исключено, что отношение женщины к ребенку будет зависеть от того, насколько оправдались ее усилия, как сложились отношения с мужем. Жениться-то он женился, а дальше что? Кстати говоря, я знаю много подобных браков, и далеко не всегда они оказываются неудачными.

Нельзя забывать и еще об одном обстоятельстве: рождение ребенка — очень серьезная вещь для мужчины. Во-первых, оно повышает его самооценку, а во-вторых, мужчина ведь, как правило, относится к своему ребенку как к продолжению себя в этом мире. И потом, у женщины, ставшей матерью, появляются новые качества, интересные и привлекательные для мужчины. Ведь почему «жениха» часто приходится насильно «тащить к алтарю»? Потому что сам не идет. А не идет зачастую потому, что боится: уж слишком сильно тащат. Сейчас его опутают паутиной, и он ни рукой ни ногой двинуть не сможет. А после родов женщина большую часть внимания уделяет ребенку, путы ослабевают, и мужчина чувствует: не так и страшно, не так уж тут заковали — наоборот, есть немало возможностей проявить себя. Так что вполне реально, что шантаж, скажем так, удастся, и все конструктивно из этого положения выйдут. И женщина, которая в другой ситуации тяготилась бы ребенком, теперь, возможно, искренне его полюбит.

Рафаэль Санти, Сикстинская Мадонна, 1515-19.

Шантаж неистребим? Так ли это страшно?
Не отменяя всего вышесказанного, можно ведь взглянуть на шантаж и с другой точки зрения: женщина способна на многое для достижения своей цели, а природа и культура определили целью ее жизни обеспечение себе партнера — не только полового партнера, но партнера по жизни, отца своим детям. Если она считает кого-либо привлекательным партнером, достойным отцом, то, в общем-то, ее культурно-биологическое назначение — бороться за него. Какими средствами? Конечно, в первую очередь — практикующимися в той социально-культурной среде, где она выросла и сформировалась. А рождение ребенка, несомненно, — одно из основных средств, подсказываемых нашим культурным контекстом.

И, несмотря на развитие общества, изменение морали, юридических норм, такое средство, схема поведения, сама ситуация — все это, наверное, вечно, ведь как бы ни менялся наш образ жизни, в ней есть два пола. Мужчина и женщина — два биологически различных гормональных существа: одно постоянное, другое циклическое. Образно выражаясь, циклы существуют, вращаясь вокруг стержня. Физиологические статусы оказываются взаимодополняющими. Конечно, многое в обществе меняется с течением времени — отношение к внебрачным сексуальным связям, к гомосексуальной любви, к детям, рожденным вне брака, к женщине, в одиночку воспитывающей ребенка, — если раньше такая ситуация осуждалось, то теперь внушает уважение. Однако что-то остается незыблемым, как, например, партнерские отношения. Партнерство не утратило своей ценности. В различных обществах оно осуществляется по-разному. В нашей культуре — это партнерство полов, отношения сексуальных партнеров. А самый надежный способ скрепить их — родить общего ребенка.

Эдвард Мунк. Мадонна. 1895-1902. Обуреваемая страстями, безжалостная, неспособная любить - такой видел женщину великий экспрессионист.

И несколько слов в заключение. Ситуация шантажа беременностью стара, как сам институт брака. Она отражает и биологические, и социальные особенности человека. И все же женщине, поставившей себя в такую ситуацию, желательно осознавать, чем обусловлено ее поведение и какими мотивами она на самом деле руководствуется. И совершенно необходимо, чтобы она понимала: преуспеет она или нет в своем шантаже, решит ли те задачи, которые перед собой ставит, — все это, в конечном счете, окажется второстепенным в сравнении с тем, какую ценность откроет она в своем ребенке, какую любовь даст ему. Любая беременность, долгожданная и нежелательная, планируемая и случайная, бывшая целью или средством, приведет к чуду — появлению нового человека. И женщина, что бы она ни думала, рожает его не для себя, не для мужа, не для своей матери — она рожает его прежде всего для него самого. Вспомните «Сикстинскую Мадонну» Рафаэля: молодая мать протягивает Дитя, словно отдавая Его миру. Подарить миру нового человека, подарить новому человеку мир — не забывайте об этом высшем предназначении беременности, какие бы еще надежды вы с ней ни связывали!

«9 Месяцев» №4 2001

Предложить новость

Мы принимаем публикации от читателей.


Реклама